Можно красить полипропиленовые трубы.  |  Недорогие мужские часы купить.  |  фотообои рим купить



Генуя   стр2

Хотя Христофоро провел детство, работая за отцовским станком, все же, видимо, какие-то посторонние влияния направили интересы мальчика в другое русло. Генуя была в то время главной ареной войны между принцем Рене Анжуйским, королем Альфонсо Аргонским и Сицилией за неаполитанскую корону. Часто через городские ворота вливался в город шумный поток ландскнехтов, закованных в доспехи, а в гавани в это время швартовались боевые, великолепного раскрашенные галеры. Благословенные дни рыцарей миновал - наступало время пушек и по договору оплачиваемых наемников, время многочисленных войн и массовой смерти. Еще большее впечатление производила на маленького Христофоро гавань, где толпились и перекликались люди с разным цветом кожи, в бурнусах, кафтанах, европейском платье, где смешивались ароматы экзотических пряностей и тропического дерева с запахами вялой рыбы, парусов и дегтя. Именно там он узнал, что есть на свете диковинные звери, фантастические растения
Христофоро не долго оставался сторонним наблюдателем. Предположительно, уже в четырнадцать лет он плавал юнгой в Португалию, а позже и на Корсику. В то время на лигурийском побережье распространенной формой был натуральный обмен. Доменико Колумбо конечно же участвовал в нем, а сын, Христофоро, помогал ему: он сопровождал маленькое, с латинской оснасткой судно, груженое тканями, в лежащие рядом торговые центры, а оттуда доставлял в Савону сыр и вино. Высказывание самого Колумба по поводу его тогдашнего положения вызывают сомнения: какой Адмирал Моря-Океана не захочет приукрасить свое прошлое! Например, он сообщает следующие: "Король Рене отправил меня в Тунис захватить галеру Фернандина. Дойдя до острова Сан-Педро, лежавшего у берегов Сардинии мы узнали, что сюда прибыли еще два судна - галера и карака. Люди мои так встревожились, что не стали нападать, а решили вернуться в Марсель за подмогой. Никаким образом я не смог сломить их волю и, с ними якобы согласовавшись, переставил знаки на картушки компаса и поздним вечером поднял паруса. Ранним утром, при восходе солнца, мы были у мыса Картахена, хоть все полагали, что мы идем в Марсель. Следует подчеркнуть, что команда судна капитана Коломбо, видно состояла из неопытных людей, если они не заметили подвоха, так как тогда даже рядовые матросы умели наблюдать звездное небо и могли определить место нахождения судна после ночной вахты. Но допустим, что рассказ Колумба - правда, тогда неясно, каким образом осталось незамеченным в районе постоянных ветров изменение направления ветра, необходимое для осуществления обмана. За ветром, а особенно за всякого рода его изменениями во времена Колумба следили особенно внимательно. История скорее всего была рассказана для развлечения придворных, только на это она годилась. К тому же расстояние между Сан-Педро и мысом Картохена около 180 морских миль. Колумб, должно быть, хотел обогатить историю парусного мореплавания еще одним рекордом, если он в одну ночь достиг мыса Картахена, обогнув при этом опасный мыс Фарина. Во всяком случае при критическом осмыслении подобных сообщений не следует забывать, что история дошла до наших дней из достаточно сомнительной Vida del Admurate; (жизнь Адмирала - биография Колумба, написанная сыном Христофора Колумба - Фернандо Колоном) и сейчас абсолютно не доказуемо, написана она собственноручно Колоном или нет. Напротив, известно, что приблизительно в это время Коломбо состоял на службе у генуэзских торговых домов Спинола , Негро и Чентуриони. Последние имели многочисленные отделения во всем средиземноморье. Без сомнения, Христофоро плавал на судах Чентуриони в Марсель и Тунис, а также неоднократно на греческий остров Хиос, лежащий в сфере влияния Генуи.
31 мая 1476 года из Ноли расположенного близ Генуи, вышел хорошо вооруженный торговый караван, груженый хиосской мастикой. Гавани, куда направлялся ценный груз, находились во Фландрии и Англии. На одном из судов фламандской Бехалла плыл в качестве матроса Христофоро Коломбо. 13 августа около мыса Сан-Висент караван атаковали французские военные корабли под командованием адмирала Гийома Казанова, по прозванию Кулон или Колон. Вполне возможно, что нападение осуществлялось под флагом Карла Смелого, герцога Бургундского и графа Фламандского, воевавшего против французского короля. А может быть, это было самое обыкновенное пиратское нападение? Что же касается сходства фамилии генуэзского матроса и его противника, то оно породило много толков и спекуляций. Однако на дальнейшем жизненном пути будущего дона Христофора Колумба это сходство никак не отразилось. Важно другое - то, что завязалась жестокая битва. Многочисленные ядра с грохотом крушили корабли. Картечью разрывало человеческие тела, они валялись на палубе, окрашенные кровью и огнем в ярко-красный цвет. Фламандцы и генуэзсцы оказались достойными противниками. Погибли и утонули не только сотни людей, но и рядом с тремя генуэзскими погружались в воду 4 пиратских судна.
Согласно легенде, переживший бой Христофоро Коломбо на одном из обломков корабля добрался до порта Лагуша на Португальском берегу. Здесь спасшихся приютили и снабдили всем необходимым. Позже о них позаботились члены генуэзской колонии в Лиссабоне. Приключение, если оно не вымысел, стало поворотным пунктом в судьбе Коломбо. Не потому, что он перенес смертельную опасность, а потому, что Атлантические воды выбросили потерпевшего крушение, без средств к существованию, но деятельного и любознательного молодого моряка на побережье страны, которая могла предложить наиболее благоприятные предпосылки для развития его талантов.


©2004-2007